Короткое счастье в песочнице
«СОВЕТНИК» – книги о счастье, здоровье и долголетии
Николай Левашов – счастливая звезда Человечества

Беседа с клиническим психологом, главой Института Демографической Безопасности, членом Союза писателей России Ириной Яковлевной Медведевой.

– Ирина Яковлевна, я знаю, что Вы пришли к Богу через свою профессию – через психологию, имея уже большой опыт работы с людьми. Как Вы считаете, можно ли достичь счастья, следуя западной модели бытия, которая, в целом, выражается в известном слогане «Бери от жизни всё»? Ведь, действительно, когда видишь, как чисто и красиво живут на Западе, по крайней мере, внешне, кажется, что это – идеал, к которому стоит стремиться в личной жизни, да и в общественной?

– Я много бывала в Евросоюзе и, как профессионал, могу сказать, что там очень много депрессий и даже депрессивных психозов, причём, в богатом слое – больше, чем в бедном.

Мне часто вспоминается, как однажды моя мама сказала: «Знаешь, сколько горя, лишений было в войну, а психбольницы стояли пустые. Все как-то вошли в разум».

Дело в том, что всё от жизни взять невозможно. Но, если человек на это настроен и начинает «брать», у него появляется аппетит, которым уже трудно управлять. Человек сам подчиняет себя своим необузданным желаниям, и потом вдруг оказывается, что, кроме их удовлетворения, у него в жизни, в общем-то, ничего и нет.

С возрастом это всё приедается. Настаёт такой момент, когда, с одной стороны, всё, что можно, взято, с другой стороны, оно уже не бодрит, жизнь кажется монотонной и серой. Одновременно, то, что ещё не достигнуто – недостижимо. Вечная молодость, например. Происходят психические срывы.

Затем становится понятно, что, сколько ни бери от жизни – она, всё равно, закончится, рано или поздно. А это для человека – противоестественно, так как Бог создал человека бессмертным, и смерть для него несёт неизъяснимые, неведомые и страшные для самой человеческой природы изменения. Душа человека это ощущает и… болит. Хорошо, когда он успевает всё это осознать и прийти к истинному смыслу жизни.

В последнее время, я часто имею дело с детьми «новых русских», а, следовательно, и с самими родителями. Я встречала самых разных людей, но ни разу не видела счастливых глаз.

– Считается, что на Западе, в отличие от нас, есть правовая культура, до которой нам расти и расти, а про русских любят говорить: «у них – рабская психология», «они любят подчиняться тиранам» и т.д.

– Да, Запад – законопослушен, традиция права занимает одно из центральных мест и даже, в некотором смысле, становится идолом западной жизни. При этом, там очень культивируется своеволие. У нас, мне кажется, наоборот. Люди с трудом подчиняются закону, но стремятся найти тот высший авторитет, которому они были бы послушны.

– Есть ли что-то, чему можно научиться у Запада?

– Всегда есть чему учиться у ярких талантливых людей или идей. В целом, у сегодняшнего Запада позитивного мало, так как он мало соответствует даже самому себе, своим собственным достижениям.

Когда 10 лет назад я впервые ехала в Германию, то мечтала многому научиться по своей профессии – клинического психолога, так как всем известна великая немецкая психиатрия.

Проведя в Германии три недели, я была весьма неприятно поражена профессиональным уровнем моих коллег. Самая плохая воспитательница детского сада в России больше понимает в детской психопатологии, чем лучшие немецкие психиатры.

Возможно, чему-то можно учиться, но не в том, что касается жизненных ценностей. Сейчас на Западе они способствуют не росту души, а её убийству.

– Как Вы думаете, с чем это связано?

– В первую очередь, с богословскими ошибками, допущенными на протяжении долгого существования Европы, как христианской культурной территории, но об этом лучше поговорить с богословами.

Что касается современности, то в каждом обществе есть свои нормы поведения, неприемлемые в других. Разные бывают общества. Как-то раз в Москве мы беседовали с одним немцем о сложных духовных проблемах современной жизни. Он понимал всё с полуслова и был настолько захвачен разговором, что готов был проговорить до утра.

И мы спросили его, что думают люди его круга в Германии (жалея о том, что не встретили там близких по духу собеседников). Лицо его омрачилось, и он ответил: «У меня нет круга. В Германии вообще некому это сказать».

– Но, почему так?

– Он ответил, что на Западе, около 40 лет назад, возникла новая культура, которая, мягко говоря, не способствует тому, чтобы воспитывать нормальных людей, способных вообще вникать в смысл чего бы то ни было...

Скачать архивированный файл всей статьи (18К) в формате .doc

Translate Sovetnik

Главная страница
Структура сайта
Новости сайта
 
Выборы 2012
Зарубки
 
Книгохранилище
Электронные библиотеки
Книжные магазины
 
Созвучные сайты
Хорошее Кино
Публикации
 
Конспекты книг
Тексты книг
Запасник
 
«Воплощение мечты»
Наши рассылки
Объявления
 
Помочь
Пишите нам