Андрей Максон
Что стоит за «развалом» российской армии
«СОВЕТНИК» – книги о счастье, здоровье и долголетии
Николай Левашов – счастливая звезда Человечества

Часть 1.

Это можно было бы считать продолжением статьи «Заслуги Путина» и подведением итога форумных дискуссий. Но здесь будут не просто обсуждаться «деяния», а тот их ракурс, что стоит заголовком статьи – вывод либо о внешней зависимости, либо о компрадорском характере российской власти. Мне часто приходится участвовать в дискуссиях именно по этому поводу, и здесь мне хотелось бы собрать вместе все факты, которые противоречат любому из этих вариантов. Тем более, что после национализации ЮКОСа и конфликта с Грузией, они очевидны. Но разгрести «авгиевы конюшни» вранья по поводу природы российской власти необходимо. Без этого правильного понимания политической ситуации быть не может.

Образцами вранья будут служить:

1. Статья Эдуарда Самойлова «Путин: агент ЦРУ или «просто» агент влияния?»

2. Статья Анатолия Баранова «План Путина – деиндустриализация страны»

3. Статья «группы экспертов» АПН «Итоги с Владимиром Путиным: кризис и разложение российской армии».

4. Статья Андерса Аслунда «Разоблачая грандиозный миф о президенте Путине».

5. Статьи Владислава Шурыгина вроде «Послесловия к реквиему».

Можно привести огромное число публикаций в СМИ, где так или иначе обыгрываются «факты» из перечисленных статей. Причём их использует оппозиция самой разной политической ориентации – либералы-прозападники, националисты, левые. Практически все, хотя факты зачастую имеют противоположную окраску в плане идеологии. Вроде национализации ЮКОСа. Поэтому оппозиции различной политической ориентации приходится трактовать их по-своему, зачастую в противоположных смыслах. Попробуем рассмотреть те основные «факты», которые ставятся, как упрёк действующей власти:

1. «Развал» армии.

  • «Наша армия, авиация и флот уже ни по каким критериям не могут сегодня называться современными».
  • «Сокращается доля военных расходов от объёма ВВП».
  • «Боеготовность большинства частей и соединений критически низкая».
  • «Обвальное сокращение Стратегических ядерных сил».

Вопрос обороны является знаковым для определения природы российской власти, и потому очень много лжи посвящено именно этой проблеме. Что ещё более очернит власть, чем резкое снижение обороноспособности страны? Хотя даже после положительного вывода о её состоянии, у противников Путина остаётся аргумент – «Россия – пушечное мясо против Китая, и потому ей позволяют укреплять армию». Знакомый аргумент, который часто звучит уже после тщательного изучения вопроса. Но не будем забегать вперёд, а внимательно изучим «факты», якобы доказывающие вину власти в развале армии. Но сначала отметим – речь должна идти о периоде Путина, а не Ельцина, когда развал страны спровоцировал и развал армии.

Во многих бедах российской армии был виноват развал СССР – российская армия объективно не могла быть сильнее армии СССР, часть не может быть больше целого. Эту элементарную логику «забывают» рупоры оппозиции, зачастую сравнивая данные 80-х годов с современными – «если в 1988 году на заводах СССР было произведено 3,5 тыс. танков, то в 1996 г. было заказано 58 танков» – пишет Шурыгин. Тут сразу два подвоха – Cоветский Cоюз сравнивается с ельцинским развалом, а вина возлагается на Путина. Максимальный масштаб производства танков СССР – с эпохой глубокого кризиса России. Даже если представить, что страна производила бы танки в таком количестве в течении десяти лет, то количество в 35 тысяч танков поразило бы воображение самых отъявленных милитаристов.

А сколько вообще должна иметь танков страна?

Зависит от военной доктрины и возможностей экономики. США имеют 8 тысяч, Китай – 7 тыс. Предположим, что нам достаточно 10 тысяч. Сколько должна в год производить страна? Если предположить, что танк служит двадцать лет, то всего 500 штук в год нужно их делать, чтобы поддерживать постоянное количество. Но танк, с учётом модернизации, может прослужить и больше. Тогда достаточно производить 250 штук в год и модернизировать тоже по 250 штук. Если же мы хотим на вооружении иметь не 10 тыс., а всего 5 тыс. танков (что немного более соответствует возможностям экономики страны), то производить и модернизировать понадобится соответственно по 125 штук в год. Простая арифметика? Пусть она служит некоторым ориентиром в подобной статистике, дабы не впадать в крайности.

Если изучать публикации Шурыгина, который сыпет цифрами, как из рога изобилия, то надо отметить полное отсутствие анализа современного состояния сухопутных войск, его подмену данными по военным заказам. Они д ействительно незначительны, но тому есть вполне уважительные причины.

Итак, о танках. Как врёт Шурыгин? Сначала ссылка на анонимную информацию о планах десятикратного(!) сокращения танков, а затем: «Интересно, в Генштабе Макарова всерьёз считают, что 430 Т-90 вместе с ещё 1500 Т-80 и Т-72 «в случае чего» под орех раскатают ударные бригады США...» Известно, что в России только Т-72 более 9700 штук. Это больше, чем общее число танков в любой другой стране мира. И эти Т-72 сейчас проходят программу модернизации, на переплавку их никто отправлять не собирается. Кроме них проходят модернизацию и Т-80, которых – 6500 штук.

Шурыгин знает про значительное число танков, стоящих на вооружении, но пишет: «Чтобы понять “масштаб” этого перевооружения, достаточно напомнить, что к сегодняшнему дню из 20 000 танков, стоящих на вооружении ВС РФ, 9 000 танков вышли из строя и нуждаются в капитальном ремонте или заводском ремонте дорогостоящего оборудования. А из оставшихся 11 000 танков около половины также не способны выйти из боксов по причине отсутствия различных комплектующих или поломок, требующих замены тех или иных узлов, которых просто нет на давно опустевших складах запчастей».

Мне даже захотелось продолжить «математический ряд» Шурыгина: «из оставшихся способных выйти из бокса 6 тыс. танков только половина пройдёт 100 метров, не сломавшись. Из 3 тысяч не сломавшихся, только половина будут иметь исправное вооружение. И так далее... До пары полноценных танков». Странно, что Шурыгин остановился в своих «половинчатых» фантазиях. Хотя половина танкового парка действительно неисправна и/или морально устарела. Ведь многим танкам более 30 лет!

Тут нет трагедии – и оставшейся исправной половины вполне достаточно, если сравнить с численностью танков у наиболее вооружённых стран:

  • В составе бронесил США – 8 тыс. танков,
  • стран НАТО – 11 тыс.,
  • Китая – 7,1 тыс.,
  • Северной Кореи – 3,5 тыс.,
  • Южной Кореи – 2,4 тыс.

Это общая численность танкового парка разных стран, включающая и устаревшие модели, которых тоже много более половины. У тех же США далеко не все танки являются новыми «Абрамсами» M1A2. Они начали выпускать М1 с 1980 года, и он уступал по вооружению и бронированию советскому Т-64. Новый же М1А2, разработанный в 1992 году, первоначально планировали заказать 3000 машин, но из-за распада СССР, заказ был сокращён до 1809 единиц, впоследствии – до 122 машин, а в итоге – заказали всего 62 машины (1 батальон)...

Скачать архивированный файл всей статьи (59К)

Почитать другие статьи из раздела «Что делать?»

Translate Sovetnik

Главная страница
Структура сайта
Новости сайта
 
Выборы 2012
Зарубки
 
Книгохранилище
Электронные библиотеки
Книжные магазины
 
Созвучные сайты
Хорошее Кино
Публикации
 
Конспекты книг
Тексты книг
Запасник
 
«Воплощение мечты»
Наши рассылки
Объявления
 
Помочь
Пишите нам