Демократы сами не остановятся
«СОВЕТНИК» – книги о счастье, здоровье и долголетии
Николай Левашов – счастливая звезда Человечества

Демос – множественное число от «ам» – еврей, иудей. Демократия – власть демосов-евреев. – Взято из словаря сайта «Возрождённая Русь».

Представитель ООН обвинил Израиль в бойне в секторе Газа

Представитель Совета по правам человека при ООН, южноафриканский епископ Дэсмонд Туту, побывавший с трёхдневным визитом в секторе Газа, призвал Израиль снять «омерзительную» блокаду с сектора и потребовал от обеих враждующих сторон положить конец «культуре безнаказанности», сообщает британская The Guardian.

Туту, который прибыл в Газу для того, чтобы расследовать обстрел израильской артиллерией города Бейт Ханун в ноябре 2006 года, жертвами которого стали 14 женщин и детей, назвал всё произошедшее настоящей бойней. По словам Туту, он испытал шок, выслушав показания свидетелей, выживших при обстреле.

Представитель ООН подверг критике израильские власти, заявив, что, хотя Израиль признал, что военные допустили ошибку при обстреле Бейт Хануна, никто не был привлечён к ответственности, и вина перед палестинцами так и не заглажена. Общую ситуацию, вызванную блокадой, которую Израиль наложил на сектор после того, как власть в Газе захватило исламское движение ХАМАС, Дэсмонд Туту назвал ужасающей. По его словам, сектор представляет собой «покинутое, разорённое, пустынное место».

Туту заявил, что рядовые израильтяне никогда бы не поддержали блокаду, если бы действительно знали, как от неё страдают такие же палестинцы. По его мнению, ни израильтяне, ни палестинцы не смогут достичь справедливости, мира и стабильности, пока ответственные за нарушение прав человека не будут наказаны.

Напомним, что расследование инцидента в Бейт Хануне Совет по правам человека при ООН начал по горячим следам ещё в 2006 году, однако израильские власти отказали его представителям в визе, мотивируя это тем, что деятельность совета является политизированной и направлена против Израиля. В результате Дэсмонд Туту прибыл в сектор Газа в обход израильских властей через пропускной пункт в городе Рафиах на палестино-израильской границе. Туту встретился с главой гуманитарной миссии ООН Кареном Абу Зайядом (Karen Abu Zayd) и лидером радикального исламского движения ХАМАС Исмаилом Ханией...

Могут ли устроить геноцид жертвы холокоста?

По мнению палестинцев, Газа – самая большая в мире тюрьма, которую охраняет армия. А ракеты «Кассам» – весточки на волю. Смертельные весточки. Корреспондент «КП» Дарья Асламова побывала на месте недавних боев в Газе и попыталась разобраться: кто в этой бесконечной войне на Ближнем Востоке жертва, а кто агрессор?

Дарья Асламова, фото автора и АП, 02.02.2009.

Маленький израильский городок Сдерот – типичная провинциальная дыра. По выражению местных, «до конца мира и налево». В мировые СМИ городок попал, благодаря кустарным ракетам «Кассам», которые регулярно сыплются на его жителей, и «Позорной вершине» (так иностранные журналисты окрестили холм с отличным видом на сектор Газа, куда сотнями приезжали израильтяне насладиться зрелищем образцовой трехнедельной бойни палестинцев).

«Мои сограждане сошли с ума, – с дрожью в голосе говорит жительница Сдерота Номика Зайон. – Весь Сдерот украшен флагами, группы поддержки раздают на улицах цветы, машины сигналят, празднуя каждую тонну бомб, падающих на наших соседей – жителей сектора Газа. Меня пугает эта страшная эйфория, опьянение войной, это вожделение мести и власти. Они забыли еврейскую истину: “Не радуйся, когда твой враг повержен”. Я говорю им: “Эй, ребята! Это война, а не фестиваль!”»

Номика Зайон, красивая и страстная женщина, – подлинное дитя Израиля. Родилась в израильском кибуце, в семье политических активистов, в той романтической атмосфере, где детям внушают: гражданские права – это то, что нельзя отнять у людей, не обесчестив себя.

«Борьба за справедливость – в моих венах», – говорит она. В своём кибуце Номика организовала группу «Другой голос Сдерота» и опубликовала статью в Интернете, в которой заявила:

«Кровавая баня в Газе – это не во имя меня и не во имя моей безопасности. Я не покупала мир и тишину в этой войне. Знайте: в Газе нет времени, чтобы хоронить мёртвых, трупы складируют в холодильниках моргов, потому что их негде держать. Через кодовое слово “ХАМАС” медиа рисуют нам картину огромного демона без лица, без тела и без голоса – полтора миллиона палестинцев в Газе без имени».

После этой статьи Номика и её друзья стали местными париями, их оплёвывают и оскорбляют, как предателей.

– Я готова платить цену изоляции, – решительно говорит она. – Ты думаешь, я не боюсь ракет “Кассам”, падающих на Сдерот? Конечно, боюсь». Номика показывает мне тёмную комнату с бетонными стенами – её персональное «защищенное пространство.

– Самым счастливым временем в Сдероте было полугодовое перемирие, – продолжает она. – Однако блокаду с Газы так и не сняли, а в ноябре Израиль нарушил перемирие: вертолёты пересекли границу и убили пятерых хамасовцев. Меня тошнит от этих израильских «клише»:

«У нас нет выбора»,
«У нас нет партнёра»,
«Ещё один хороший удар, и мы покончим с ними»,
«Дайте армии закончить свою «работу».

Всё это ложь. Говорить можно и нужно со всеми. Если мы уничтожим ХАМАС, кто придёт на его место? Исламские фундаменталисты? Может быть, «Аль-Каида»?

У нас, евреев, комплекс постоянных жертв. Мы уверены, что жертвами можем быть только мы, и разучились сострадать чужим. Я хотела узнать имена людей из Газы и нашла их через Интернет: четырнадцатилетнюю девочку, чья школа разбомблена, а друг был убит на её глазах, молодого парня, который сказал мне, что никогда не женится и не будет иметь детей, потому что у детей ТАМ нет будущего.

Разница между мной, живущей в страхе, что меня убьют, и жителями Газы в том, что я свободна, а они – заключённые. Из Газы нельзя уйти и туда нельзя войти. Газа – самая большая в мире тюрьма! Знаешь ли ты, что такое Газа?

Я молча киваю.

– Что такое Газа?! Узкая полоска земли вдоль берега моря, окружённая со всех сторон колючей проволокой, где полтора миллиона человек сидят на головах друг у друга. Сюрреалистический концлагерь для палестинцев, созданный по иронии судьбы потомками тех евреев, чьи деды когда-то умирали в концлагерях.

Если ты родился в Газе – ты человек без паспорта, без страны, без гражданства, без права на передвижение. Ты осуждён на пожизненное заключение только по факту рождения. Перед тобой прекрасные пляжи, но ты боишься войти в море – Израиль регулярно отстреливает зазевавшихся пловцов. У тебя есть порт, но в него не придут корабли – Израиль атакует любое судно, осмелившееся прорвать сорокалетнюю (!) блокаду. Здесь есть аэродром, но с него никогда не взлетают самолёты – Израиль давным-давно разбомбил взлётные полосы.

Ты знаешь, что вода, газ, электричество, продукты, лекарства – решительно всё зависит от прихоти Израиля, который может перекрыть тебе доступ к скромным благам цивилизации в любой момент. И ты учишься рыть тоннели в песке и выживать, как крыса. В Газе ты волен выбирать свой образ жизни не больше, чем заключённый – фасон своей тюремной куртки.

В январе прошлого года, когда Израиль ужесточил блокаду и голод пришёл в Газу, отчаявшиеся люди совершили побег. Они взорвали металлическую стену на границе с Египтом, и десятки тысяч жителей Газы, смеясь и плача от счастья, вырвались на свободу. Журналисты назвали это «самым массовым побегом из тюрьмы в истории человечества. В течение трёх дней палестинцы лихорадочно скупали в Египте продукты, лекарства, бензин, солярку и стройматериалы. Но МИД Израиля потребовал от Египта немедленно закрыть границу, чтобы в Газу не просочились «опасные элементы». Людей, как скот, снова загнали в тюрьму, а все ходы и выходы замуровали.

Я помню, как плакала молоденькая учительница-доброволец, работавшая несколько лет назад в школе ООН (в той самой, которую только что разбомбила израильская авиация, похоронив под развалинами сорок человек).

Я помню двенадцатилетнего мальчика – гениального пианиста, для которого сотрудники ООН тщётно пытались получить от Израиля разрешение на выезд в Европу, но у мальчика оказались «сомнительные родственники», а значит, он мог быть потенциальным террористом.

Я не помню неба Газы без израильских вертолётов, которые всегда кружат над сектором, как разборчивые мухи над куском бисквита...

Скачать архивированный файл всей статьи (230К)

Почитать другие статьи из раздела «Демократия»

Translate Sovetnik

Главная страница
Структура сайта
Новости сайта
 
Выборы 2012
Зарубки
 
Книгохранилище
Электронные библиотеки
Книжные магазины
 
Созвучные сайты
Хорошее Кино
Публикации
 
Конспекты книг
Тексты книг
Запасник
 
«Воплощение мечты»
Наши рассылки
Объявления
 
Помочь
Пишите нам